Подготовленные

Подготовленные экспедиционники



Вторник

  понедельник, августа 19, 2013
  0 день
  0


 

0.08.13., вторник
Снова просыпаемся в 5.00. Надо наверстывать упущенное. Начали движение в 7.05 (который раз подряд мы трогаемся с места именно в 7.05, даже удивительно). На дороге местами попадаются грязевые ямы и колеи, но не существенные. В одном красивом месте, где к дороге примыкало сухое болото с ягодниками, Андрюха стреляет очередного тетерева. Идем его подбирать, а птица оказывается лишь раненой, и бросается от Андрея наутек. Вижу – ужин убегает. Бросаюсь в кювет и, падая, хватаю его руками. Поймал. Так что эту птичку мы добыли сообща.

Picture

Picture

В 9.35 добираемся до избы Фоминская.

Picture

Picture

О ней нужно сказать особо. Изба очень ладная и крепкая на вид. Расположена в красивом месте, на холме, господствующем над местностью, на высоком берегу Сулы. Рядом – чулан, беседка и баня. В бане хорошая новая обстановка, ковши и шайки. Видно, что ей регулярно пользуются. Обращаем внимание на электрические лампочки и большой моток кабеля.

 

Picture

Очевидно, хозяева приезжают сюда с генератором. В доме образцовые чистота и порядок. Дом утеплен современным вспененным фольгированным утеплителем. В нем есть хорошая, чисто беленая печь. Рядом – полно всякой посуды, домашней утвари. На стене висит календарь этого года. Видно, что люди очень хозяйственные, любят капитально обустраиваться. Наверное, приезжают сюда надолго и живут с комфортом, насколько это возможно в тайге, в охотничьем домике. Из уважения к хозяевам оставляем гостницы: хорошую километровую карту этого района, банку консервов и бутылку сиропа шиповника. Подарки, конечно, не богатые, чисто символические.

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

В 10.05 продолжили движение. В 12.00 прошли избу Ленькину, в 13.00 – Половина. У избы половина останавливаемся – время обеденное. Денек был очень погожий и теплый. Готовим обед на воздухе, на лавке перед избой. Заодно Андрей разделывает тетерева на вечер. Это желательно сделать днем, до постановки на ночлег, дабы не привлекать в лагерь запахом требухи медведя. Впрочем, следы жизнедеятельности медведей – помет и развороченные муравейники – попадались нам только в окрестностях Мылы. Дальше по Тракту их встречать не приходилось. Т.е. медведя здесь мало. Но осторожность не помешает.
Изба Половина – типичная лесная избушка с дымящей печкой и голыми нарами. Рядом с избой замечаю квартальный столб с номерами кварталов. Поодаль лежит полусгнивший и заросший мхом штабель бревен, какие остаются после санитарной рубки. Значит, до этой глухомани нет-нет, да и доходят руки лесников.

Picture

Picture

Picture

После обеда дорога быстро ухудшается. Появляются колеи, грязевых ям становится больше. Едется уже не так легко, как раньше. Иногда приходится разматывать лебедку.

Picture

Объезды засадных месть тоже размешаны. Видно, что тут не так давно прошла не одна машина, и ресурс их исчерпан. Не тратим время на поиск новых объездов, шуруем по основной колее.

 

Picture

 

В 17.00 достигаем Нижнесульской. Дорога идет на подъем и становится сухой и ровной. Сырой смешаный лес сменяется бором-беломошником.

 

Picture

Picture

На отдельных участках разгоняюсь аж до 40 км/ч. Въезжаем на заброшенный аэродром.

Picture

Picture

Летное поле уже начинает зарастать подлеском, но еще отчетливо просматривается на местности. На его краю лежит огромный кустарно сваренный каток. Рядом с аэродромом – маленькое кладбище. За деревянной оградкой – два безымянных креста. По всему видно, что могилы очень редко, но посещают. В стороне стоит деревянный столбик, в который врезана металлическая табличка. На табличке надпись: «Здесь захоронены останки летчика Бобрецова Максима Герасимовича, 1919 – 19… годы». Т.е. дата и даже год смерти Максима Герасимовича остались неизвестными тем, кто хоронил его останки.

Picture

Picture

В километре за аэродромом – руины собственно Нижнесульской. Ближе к дороге – бывший станционный дом, построенный по «типовому проекту»: два сруба, между ними сени и уборная. В доме, как везде, полуразвалившиеся большие печи, скелеты железных кроватей, обрывки обоев. Пахнет сыростью. Поодаль стоит меньший по размерам, но лучше сохранившийся домик. Тоже чье-то таежное охотниче-рыболовное прибежище. В него не заходим.

Picture

Picture

 

Picture

Picture

 

Picture

Сразу за Нижнесульской – очередной брод через Сулу. Проходим его в 17.45.

 

Picture

Picture

 

Picture

После этого дорога окончательно портится. Видно, что по этому участку дороги ездят гораздо чаще, причем отнюдь не на УАЗах. В сущности, дорога здесь представляет собой глубокую тракторную колею в очень глинистом грунте. На подъемах и спусках это глубокие промоины с торчащими камнями. В низинах все заполнено грязной жижей. Если в каком-то месте воды побольше, значит повезло – протектор более-менее нормально очищается. Если же глина в колеях по субстанции напоминает густую сметану, по ней с трудом едет даже Свампер. Местами он не едет вообще. Иной раз приходится пользоваться лебедкой даже при том, что машина не сидела на мостах. При этом местность имеет весьма заметный рельеф. Благодаря чудовищным колеям-промоинам на крутых подъемах то одно, то другое колесо висит в воздухе. Несколько раз удерживаем машину от опрокидывания, прижимая колеса к земле лебедкой. Крены такие, что вылезать и садиться в машину Андрею систематически приходится через окно.
Словом, что-то тяжеловато стало ехаться после Нижнесульской. Поэтому, пройдя около 10 км, встаем на ночевку в 21.00.
Традиционно варим тетерева. Тетерев у нас сегодня с агавой и папайей. У штурмана - водка из сульской воды.



Понедельник

  воскресенье, августа 18, 2013
  0 день
  0


 

19.08.13., понедельник
В этот день у нас вышла дневка. Хотя сначала я был полон решимости до обеда управиться с ремонтом и ехать дальше. Причина неисправности была установлена накануне вечером, запчасти имелись в наличии. После завтрака мы выпилили из березы подходящий чурбан, чтобы на него можно было установить автомобиль. Выгрузили из машины ящики с запчастями и инструментом, и приступили к работе. Здесь нас поджидал неприятный сюрприз. Скрутившись и обломившись по шлицам, злополучная полуось как бы распустилась в месте излома. Т.е. деталь в этом месте вышла за пределы первоначального диаметра. Из-за этого оказалось невозможным снять цапфу, внутри которой проходит эта самая полуось, а снаружи – надевается на своих подшипниках ступица. Срезать «распухший» конец полуоси болгаркой не представлялось возможным, т.к. имевшийся у нас инвертор 12/200 В был слишком для этого маломощным. Урок на будущее: для такой ситуации нужен аккумуляторный инструмент. Попытки придать обломку приемлемую форму с помощью зубила или напильника показали свою полную несостоятельность. Столь же бесплодным было и нагревание цапфы на примусе. Остался последний аргумент. Ставлю полуось обратно на машину. Цапфу при этом насаживаю на свои шпильки, но не прикручиваю. Пускаю двигатель и включаю передачу. Самоблок в мосту все же не такой самоблок, чтобы прокрутить стоящее на земле колесо при полностью свободной противоположной полуоси. Коэффициент его блокировки составляет процентов 70. Поэтому сломанная полуось вращается внутри цапфы, а мы с Андрюхою, вооружившись длинными монтировками, начинаем двигать ее на шпильках. Упираемся монтировками в бортовой редуктор и отодвигаем цапфу во внешнюю сторону, надвигая ее на место излома. Острый изломанный край полуоси врезается в металл цапфы и проделывает в нем себе проход в виде чудовищных «винтовых нарезов». Запрессованную в цапфу бронзовую втулку сворачивает в бараний рог. Сама цапфа раскаляется чуть не докрасна. Имевшаяся в ней смазка загорается и горит открытым пламенем. Но дело идет. Когда цапфа отодвигается настолько, что длины шпилек не хватает, удерживаем ее от проворачивания длинным болтом. И вот – победа. Раскаленная покалеченная цапфа слетает и падает на песок.

Picture

Снова разбираю редуктор и меняю полуось. При этом допускаю ошибку: зачем-то разбираю опорный роликовый подшипник полуоси, хотя можно было бы без этого обойтись. Собрать подшипник мы так и не смогли, как ни пытались. Пришлось заменить запасным. Ну вот, полуось с подшипником заменил, редуктор собрал, ставлю новую цапфу взамен покалеченной. А она не встает. Не могу понять, в чем дело, верчу так и сяк детали. Наконец, сравниваю новую цапфу со старой. Они разные. Новая – «не той системы». Снаружи такая же, но привалочная часть имеет кольцевой выступ, исключающий возможность сборки. Когда-то давно у меня был подготовленный армейский УАЗ, который я сдавал в аренду в качестве технички для гонок. Арендаторы в свое время положили в УАЗовский ЗИП эту цапфу, и с тех пор я был уверен, что у меня есть запасная цапфа на черный день. И вот теперь выяснилось, что она – для «колхозного», а не «военного» моста. Снятая деталь остыла и приобрела цвета побежалости. Внутри – жутковатые борозды. Бронзовая втулка уничтожена. Ее мы, кстати, пытались переставить с «колхозной» цапфы, но безуспешно. Пришлось ставить как есть, набив внутрь побольше смазки. Ну а что делать? Не оставаться же здесь жить. Я рассудил так: пока едем по Тракту, скорость небольшая, поэтому нагреться и прихватить не должно. А в люди выберемся – разберемся. Забегая вперед, скажу, что деталь нормально дожила до возвращения в Москву и абсолютно не грелась.
Пока я возился со сборкой этого конструктора для взрослых, Андрей пошел на рыбалку. Взял спиннинг, повесил на него блесну и закинул ее в Сулу неподалеку от места брода. На этом его рыбалка и закончилась. Я в этот момент крутил гайки, поэтому не видел процесс ловли. Смотрю: только ушел, уже возвращается. В руках – щука килограмма на 2,0 – 2,5. Одной такой рыбы с лихвой хватало нам на сегодняшнее пропитание, а заготавливать рыбу впрок у нас не было возможности и желания. Так что, во избежание затоваривания рыбой, забрасывание блесны пришлось прекратить.

Picture

Щука пришлась очень кстати. Охоты не было сегодня ввиду затянувшегося ремонта. Соответственно, не было и тетеревятины. Щука же оказалась очень вкусной, без тени какого-либо привкуса или запаха тины. Прекрасное свежее диетическое мясо.
Управился я с машиной уже ближе к вечеру. Решили сегодня никуда не ехать. Не торопясь разделали и приготовили рыбу. Собрали и уложили вещи и инструменты.
За ужином обсуждаем ход нашей экспедиции. Пока все нормально едется. Неприятность с полуосью и цапфой отобрала один день и слегка выбила нас из колеи, но запас времени еще есть, и все должно получиться. На счет отставших Мицубиси мы уже к тому времени перестали волноваться – мы были уверены тогда, что они развернулись. Сравнивая характер дороги в районе Фатеевской с тем, что нам встретилось перед Борковской и после нее, становится ясно, что такие машины почти не могут здесь нормально ехать. Все передвижение получается на лебедках, а они ведь не предназначены для езды. Кроме того, в сложных местах, болотах и бродах, возможно, придется строить какие-нибудь импровизированные гати и мостки. Это тоже отнимает множество сил и времени. И так - даже не десятки, а две сотни километров. Если относительно несложный участок от Мылы до Фатеевской потребовал два дня, с разбортированиями и многочисленными лебежениями, то что же будет дальше? Очевидно, что продолжать ехать на лебедках – значит однозначно не уложится в запланированное время, а главное – постоянно рисковать поломаться в самом глухом и засадном месте. При этом запасных лебедок у них нет, запчастей к лебедкам, скорее всего, тоже. При таких обстоятельствах, ввиду постоянного ухудшения дорожных условий, единственный разумный вариант для них – вернуться. Рассуждая так, мы еще не знали, насколько мы ошибаемся. Полагали, что на Тракте мы одни, и никто не догонит нас и не попадется навстречу. На случай фатальной поломки или исчерпания топлива решили, что оставим машину в лесу и будем выходить пешком на Мезень, в район Койнаса.
После ужина решили помыться. Андрей не даром имеет прозвище Отморозень – взял, да и полез мыться в Сулу. С головой. Деловито, без визгов и воплей. Отмороженный, одно слово. Я же, наученный горьким опытом мытья в горной реке на Урале, когда у меня чуть не случился сердечный приступ, так делать не рискнул. Андрей налил мне в одноразовую миску спирта из своей канистры, им я и протирался с помощью бумажных полотенец, сидя в палатке. Спать после такого «мытья» было тепло и приятно.


Воскресенье

  суббота, августа 17, 2013
  0 день
  0


 

18.08.13., воскресенье
По случаю воскресенья проснулись совсем не рано по меркам этого похода – в 9.00. Начали движение в 10.45.
В 11.20 подъехали к замечательному броду через Цильму. Замечателен он тем, что выезд из него практически вертикален. Берег рыхлый, песчаный, и на него вверх из воды под немыслимым углом ведет глубокая колея. Рядом виднеется большой старый бревенчатый мост.

Picture

Мост давно сгнил и обрушился, поэтому приходится пользоваться бродом. Возможно, если бы мы дали себе труда поискать получше, нашелся бы брод с более гуманными углами. Ведь дорога (довольно наезженная, со следами от шин) вела еще дальше вдоль берега. Но мы решили, что быстрее будет быстренько затащиться на лебедке. Однако быстренько у нас не получилось. Выезд из брода был не только крутой, но еще и имел посередине перегиб. Машина углубила Свамперами и без того глубокие колеи в рыхлом грунте, и намертво села на эту ступеньку. Села не только мостом, но и поперечиной рамы, и трансмиссионным агрегатом.

Picture

Picture

Из такого положения лебедка отказалась тянуть машину даже через блок. Тем более, что ближайшие подходящие деревья росли в стороне, и лебежение получалось под порядочным углом. Мы поняли, что если будем усердствовать с лебедкой, то неизбежно порвем или отломаем что-нибудь. Дело осложнялось тем, что нос машины был задран в небо. Страшно стоять с таким дифферентом с долго с работающим мотором – ведь он может испытывать масляное голодание. Но и глушить допотопный карбюраторный мотор тоже страшно – можно потом не запустить. Смотрю на манометр – давление в норме. Но возиться нам здесь долго. Была не была – глушу. АКБ достаточно хорошо заряжена, должно хватить на лебежение, если ничего не будет мешать.
Очевидно, тот редкий случай, когда нужна лопата. Лопата, как и множество других вещей из нашей машины, валяется рядом на берегу. Дело в том, что когда мы еще лелеяли надежду на лебежение через блок, нам понадобился удлинитель. Но свой удлинитель мы еще на первой после Мыли глиняной горке отдали Денису, чтобы он мог использовать блок, т.к. его лебедка почти сразу стала издавать при работе нездоровые звуки. Теперь же нам самим в качестве удлинителя придется использовать длинный 30-метровый кусок синтетического троса, взятый нами на всякий случай, как запасной лебедочный трос. Достать же его из ящика с такелажем, стоящего в багажнике, оказалось настоящей проблемой. Андрей, будучи в вейдерсах, подошел к сидящей в реке корме Патруля и сделал попытку проникнуть в багажник. Висящее на своем кронштейне запасное колесо позволяло открыть заднее стекло лишь на небольшой угол. Просунув в образовавшуюся щель руки, штурман лихорадочно пытался достать трос. Но весь наш многочисленный багаж под действием силы земного притяжения привалился к заднему борту. Андрей отодвигает или достает одну вещь, н\а ее место тут же съезжает другая. А трос зацепился за что-то под этой грудой скарба, и не вытаскивается. Тогда мы начали выбрасывать вещи из машины на берег. Выкинув изрядное количество имевшихся в багажнике предметов, мы смогли освободить и извлечь трос. Впрочем, как я уже говорил, нам это не помогло.
Итак, беру лопату. В детстве я был неплохим землекопом – на пару с соседом выкопал маленький пруд и множество водосточных канав. Навык пригодился – освобождение Патруля продвигалось довольно споро. Мне пришлось перебросать меньше четверти кубометра грунта, и машина обрела свободу.
После такого дела тут же на берегу чаевничаем. Заодно, раз уж вытащили во время аврала канистру, переливаем ее в бак. По примерным показаниям бензомера расход от Фатеевской до этого места составил что-то около 35 литров. В багажнике у нас осталось еще 3 полные 20-литровые канистры. Запас скромный, но последние два дня мы больше не стоим, а едем. Несмотря на ухудшающуюся дорогу, машина едет. Благодаря этому расход пришел в норму – от 30 до 40 л на 100 км бездорожья. Значит, мы имеем шансы выбраться.
После этого места дорога на некоторое время дает нам расслабиться, потом портится снова. Прямо на насыпи попадаются огромные ямы с машину размером, заполненные жидкой грязью. Эдакие грязевые бассейны.
Но едем быстро. В 13.17 миновали ручей Кислый с одноименной избой на нем.

Picture

В 17.45 прошли избу Дедкова, в 17.56 – брод через Сулу. Это был первый брод через Сулу.

Picture

Picture

 

 

Picture

Picture

А под вечер, не доезжая метров пятиста до второго брода, я сломал полуось. Сломал ее в такой грязевой глиняной ванне, как описывал выше. Как почти все водно-грязевые препятствия на этой дороге, описываемая яма (лучше будет сказать – бассейн) имеет очень крутые берега. Рядом слева предшественниками был накатан объезд. Но объезд по довольно топкой местности, и уже весь размешан. Он же не прогачен, не отсыпан. Один черт, на лебедке ехать, а напрямик через яму – может быть за счет инерции проскочу – подумал я. И сиганул в яму. И с газом на первой пониженной на выезд ринулся – авось заскочу. И заскочил. Только когда зад тяжелый за ступеньку на выходе зацепился, щелкнуло что-то. И будто передачу выбило. Только это была не передача.

Picture

Picture

Picture

Мы с Андрюхой даже не сразу поняли что произошло. А поняли, когда стали выезжать из второго брода через Сулу. Не едет машина. Смотрим – а задние колеса-то и не вращаются. Тоскливо стало сразу на душе. Поломал машину на самой середине безлюдной глухомани.
Время – 20.20. Делать нечего, надо разбираться. Путем нехитрых манипуляций установил, что сломана задняя левая полуось. К счастию, короткая. Длинная тоже в запасе была, но снимать и разбирать-собирать в полевых условиях мост – задачка нетривиальная для непрофессионалов, и я не уверен, что нам бы удалось ее успешно решить. Ну а короткую полуось заменить можно, не катастрофа.
Несколько успокоившись и вернув себе (хотя и не до конца) душевное равновесие, ужинаем и укладываемся спать на берегу Сулы.


Пятница

  четверг, августа 15, 2013
  0 день
  0


 

16.08.13., пятница
Мысли с утра невеселые. За весь полный вчерашний день мы прошли менее 8 километров. При этом успели поломаться. Движение МПС происходит в значительной мере на лебедках, и одна из них уже неисправна, а другая потребляла такой большой ток, что чуть не лишила нас проводки и батареи.
Заправляю машину из канистр. В бак под пробку вошло ровно 40 литров, две канистры. Я в растерянности. От Усть-Цильмы до этого места километров 70, может чуть больше. Из них на бездорожье приходится километров 10 – 11, которые мы и ехали последние два дня. На них-то и пришлась едва ли не половина потраченного топлива! Если так пойдет и дальше, бензина мне не хватит даже до середины пути. Я ведь рассчитывал, что машина будет как-то все же ехать. А тут не езда, а ерзанье. Так продолжаться не может, надо что-то делать.
Ввиду изложенного, предлагаю переставить свою заднюю лебедку на машину Олега взамен неисправной. Тогда он сможет сам лебедиться и избавит нас от необходимости постоянно сдавать назад и вырабатывать киловатты электроэнергии. К моему удивлению, Денис активно возражает. Оказывается, для доступа к лебедке надо полностью снимать бампер, а это очень долго и муторно. Бампер составной, сложный, у него тридцать три закисшие закладные гайки, так что снимать-ставить его – целая трагедия. По мнению Дениса, коли мы и так медленно едем, то целесообразно не тратить время на возню с лебедками, а двигаться дальше в прежнем режиме. Ведь самое сложное, по его мнению – мыльские болота и глину – мы уже прошли. А от Борковской вообще начнется хорошая дорога. Архангельские джиперы за пару недель до нас пролетели ее за два дня.
Сказать, что я был шокирован, значит ничего не сказать. Мы все читали отчеты предыдущих экспедиций, и из них отнюдь не следовало, что участок от Мылы есть самый тяжелый. Скорее - наоборот. Да и архангелогородцы ездили на Борковскую на УАЗах с 35-ми Симексами, а это вам не экспедиционный МПС. Проделать 200 км бездорожья без исправной лебедки, постоянно используя Патруль в качестве эвакуатора?
Объясняю, что нам не хватит на это ресурсов нашей электромеханической части, а главное – бензина. Категорически отказываюсь покидать Фатеевскую до того, как решим вопрос с лебедкой. «Ты думаешь, за Фатеевской будет намного проще, и лебедочная проблема рассосется сама собой?! Так не будет!» - сказал я Денису. Гневно сверкнул он на меня глазами, поджал губы и, ничего не ответив, пошел в избу. Смотрю, я один слоняюсь на улице. Все остальные уже довольно долго в избе и не выходят. Оказалось, совещаются. Порешили все же снимать бампер. Опять Роману работа. На Фатеевской пригревает солнышко, но вокруг ходит гроза, так что работать надо быстро. Однако быстро не получается – крепеж весь закис, резьбы срываются. С удивлением узнаю, что на обоих МПСах лебедки никогда не обслуживались из-за трудности доступа. «А зачем туда лезть, пока работают?!». Что ж, тогда придется делать это на Тракте.
Сняли лебедку Олега. Коли уж сняли, давай разберем, вдруг поломка не фатальная? Долго не понимаем, в чем, собственно, неисправность. Все потроха на вид исправные, все нормально вращается, поломанных деталей нет. Оказалось, на лебедочном тормозе при сборке братом-китайцем не был затянут один небольшой винтик. Он выкрутился, и тормоз саморазобрался. Роман восстанавливает и смазывает лебедку, ставит ее на место. После чего следуют слесарные мучения по обратной установке бампера. Бампер АРБ, фирменный, типа «сертифицированный». Совершенно не предоставляет доступа к лебедке. Не только снять-поставить, но даже руку просунуть, чтобы поправить на барабане трос – проблема. Предлагаю болгаркой вырезать в бампере окно для лучшего доступа. На меня смотрят как на сумасшедшего.

Picture


Пока возились – время обеда. Наскоро обедаем и в путь. Дождь так и не пошел, гроза обошла стороной, и у нас есть еще половина дня, чтобы сколько-то проехать в сторону Борковской. Я еду первым. Вокруг довольно сырой смешанный лес, дорога травянистая. Видно, что по ней изредка ездят на лошадях и конных упряжках. Колеи большой нет. Вот доезжаем до болота. Оно довольно длинное, но дорога прогачена, едется легко. Смотрю, однако, идущий сзади МПС подсел на выходе из болота. За предыдущие два дня нам с Анрюхой до смерти надоело постоянно останавливаться. А главное, во время таких остановок и стартов неизбежно улетает в трубу драгоценный бензин. Причем независимо от того, глушишь мотор, или нет. Но теперь у Олега есть исправная лебедка. Там не тяжело, решаю я, подлебедяться и догонят. Поэтому не останавливаюсь, а продолжаю потихонечку двигаться вперед. Кто бы знал, что скрываясь за деревьями, я вижу Мицубиси в зеркале заднего вида в последний раз? Дорога поначалу пошла получше, едем и болтаем, поглядываем в зеркала. Но нас так никто и не догнал. Ни через час, ни через два, ни потом. Дорога портится. Проходим несколько болот. Пару раз приходится сдавать назад, чтобы пробить себе с разгона колею в «мыле». Здесь МПСам только на лебедках.
Вечереет. Что делать? Возвращаться? Далеко ли? В рацию уже давно ничего не слышно. Если далеко, если так и дальше пойдет, тогда нам точно не хватит ни времени, ни бензина. То есть ни того, ни другого однозначно не хватит, если мы будет двигаться в темпе постоянно лебедящихся МПСов. По хорошему, надо всем вместе разворачиваться и ехать домой обратно. Обратно. Через уже поднявшуюся Цильму, через не успевшую подняться Печору. «Серпантин». Черт возьми, но я же могу пройти этот Тракт! За те несколько часов, что мы двигались сегодня от Фатеевской, мы прошли более 30 километров. Это в три раза больше, чем за предыдущие два дня! Машина едет. Она просто едет. За сегодняшний день мы ни разу не разматывали лебедку. И расход при этом не конский. Да и штурман мой даже отдохнул по дороге, не приходится работать сразу на три машины.

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Решено. Встаем лагерем пораньше. И если к утру не догонят, мы продолжим путь самостоятельно, так, как мы можем и хотим себе позволить.
Ужиная у костра, вспоминаем подробности нашего продвижения сегодня. От Фатеевской мы тронулись примерно в 13.50. Место, где на карте обозначена изба Петра Илларионовича, проехали в 16.17, изба Чупрова – в 17.30. В 18.30 миновали брод через приток Лиственничной Валсы. В этом месте в сторону с Тракта отходит отворот к безымянной избе, стоящей на берегу Валсы. Именно туда вели следы лошадей и волокуши. После этого Тракт делается менее наезженным. Видно, что дальше по нему забираются гораздо реже. Как раз к этому моменту мы оторвались от МПСов, и качество дороги, после временного улучшения, стало падать. Тем не менее, уже к 19.20 мы добрались до Избы Бобрецова, также стоящей на берегу петляющей Лиственничной Валсы. Перед избой с удивлением видим следы недавнего присутствия человека – свежее кострище. Очень свежее, буквально сегодняшнее, едва остывшее. Видно, что людей было немного – один, максимум двое. Кто это был нам неизвестно, и мы не очень-то стремились это узнать. Переехав сразу за избой Л. Валсу, набрали из нее воды в опустевшие бутыли. Если вода в ручье у Фатеевской была слегка мутная, торфянистая, то в Валсе – кристально чистая. И очень вкусная.
После брода через Л. Валсу местность стала совсем глухая. Дорога как-то сузилась, и на ней нет больше никаких следов. Кулемки – ловушки на мелкого пушного зверя, повсеместно в изобилии встречавшиеся вдоль дороги перед Мылой и за Мылой, здесь уже не попадаются. Видно, мыльским и филипповским промысловикам хватает зверя и вблизи от дома. Дальше избы Бобрецова они не забираются. Отчетливо ощущается повышение местности. Цифры на высотомере начинают расти. Автомобиль, воя трансмиссией на манер грузового «Газона», лезет на отроги Тиманского кряжа. Кругом каменистые сопки и осыпи. Дорога из глинистой или болотно-торфянистой на какое-то время становится твердой, каменистой. Но это счастье длится не долго: после каждого подъема нас ждет затяжной скользкий спуск в низину с неизменным ручьем на дне. Переезжаем низину и снова карабкаемся наверх. И так много раз подряд. На перегибах замечаем значения максимальных высот – сначала они колеблются на отметке 200 м над уровнем моря, потом достигают 250-ти и, наконец, наивысшая отмеченная нами точка – что-то около 300 м. Впрочем, GPS-высотомер не отличается точностью. Несмотря на значительные перепады высот, горными видами полюбоваться почти не пришлось: эти «горы» (вернее – каменистые сопки) все сплошь поросшие густым лесом, который не дает увидеть перспективу. Просто карабкаешься вверх и спускаешься вниз по лесному коридору, и даже на перегибах редко удается взглянуть вдаль. Конечно, Тракт проложен не через сердце кряжа, а по его отрогам. Поэтому мы довольно быстро спускаемся снова на болотистую равнину. Пора бы уже и вставать, но тут как раз болото попалось. Впереди на карте обозначено «сосна, песок». Поэтому решаем форсировать болото, чтобы отдохнуть в сухом соснячке. Болото преодолели довольно легко, ни разу не подсев (вообще, в этот день мы лебедками, кажется, не пользовались). А вот вместо сосен и песка получили сырой смешанный лес с покрытыми мхом кочками. В нем даже не было ни одного сухого, пригодного для костра дерева, так что нам пришлось для этой цели распилить завалившийся телеграфный столб.
Встали на стоянку в уже сгустившихся сумерках, в 21.10. К ночи пошел дождик. Правда, он быстро унялся, но намочил траву и мох, сделав лагерный быт не очень комфортным. Варим на ужин очередного тетерева, сушим отсыревшие ботинки у костра. Андрюха пробует смесь спирта и воды из Лиственничной Валсы. Кажется, этот сорт водки, по его мнению, особенно удался. В эфире тишина. Хотя дорога по каменистым сопкам и не тяжелая, понимаем, что сегодня нас вряд ли догонят. Выключаем рацию и ложимся спать.



Четверг

  среда, августа 14, 2013
  0 день
  0


 

15.08.13., четверг
После завтрака штурмуем ручей. Морда Патруля выходит на ступеньку, а тяжелый зад не хочет. Андрей работает споро, быстро заезжаем на лебедке. Машина Дениса не может выбросить морду из ручья, упирается в ступеньку. Он лебедится через блок. Лебедка издает ужасные звуки, но вытаскивает машину на берег. Очередь Олега. У него автоматическая коробка, поэтому он гораздо лучше может подрабатывать колесами во время лебежения, без лишних пробуксовок и рывков. Но, когда победа была уже близка, лебедка вдруг отказывается тянуть. Что-то в ней проворачивается с хрустом. Мне приходится сдавать задом и доставать его из ручья своей задней лебедкой. Весь дальнейший путь в этот день машина Олега проделывает с помощью моего заднего Уорна. То и дело приходится останавливаться, сдавать задом по уже пройденному участку бездорожья. У МПСа снизу брюхо выстлано плоскими листами защиты. Он прилипает ими к глине так, что невозможно сдвинуть его с места. Идем очень медленно.

Picture

Picture

Picture

Picture

В середине дня Андрюха заметил тетерева и подстрелил его. Это был его первый трофей в этой поездке.

 

Не успел я его поздравить с полем, как в рацию нам сообщили, что нашу колонну догоняют какие-то люди верхом на лошадях. Потом добавили, что у них телега. Я немного забеспокоился, что сейчас нам будут предъявлять претензии за битье дичи на чужом участке. Мы быстренько запрятали ружье и тетерева в недрах Патруля. Вот показались и всадники. Они обогнули по болотцу два МПС, а я свел Патруль с дороги, чтобы дать им проехать. «Телега» на поверку оказалась волокушей с бидонами. На хороших ухоженных лошадях гнедой масти сидели мужики в сапогах, шапках и довольно странных кафтанах. За плечами у них были древние длинноствольные курковые ружья. Поравнявшись с Ниссаном, они остановились. «Какого черта они остановились, почему не проезжают?» - забеспокоился я. Вдруг кричат: «Здорово, Андрюха!». Оказалось, это мои позавчерашние знакомцы с Мылы. Улыбаются, довольные. Душевно здороваемся. Они едут на рыбалку на Лиственничную Валсу. Бидоны – для рыбы. С ними зачем-то кормящая кобыла с двумя жеребятами. Не под седлом и не в упряжке. У тех, что под седоками – скромные, но добротные оголовья и седла. Сами ребята держатся в седлах очень уверенно и свободно. Видно, что ездят с малолетства. Поболтали с нами и поехали дальше.

Picture

 

 

Я остался лебедить МПС. Меньше чем через час гляжу – всадники и лошадь с волокушей едут нам навстречу. Возвращаются? Оказалось, что это другая партия. Пробыли на рыбалке две недели и едут домой. Бидоны на волокуше полны рыбы. Верхом на лошади с волокушей сидит человек в очках. Он одет как и все, и у него тоже старое ружье. Но речь у него городская, образованного человека. Возможно, это местный учитель или врач. Впрочем, лошадью правит также уверенно. Мицубиси в этот момент опять застряли. Человек в очках спешился и пошел искать пути их объезда. Я извинился и подержал его лошадь.

Picture

 

Picture

К вечеру добрались до избы Фатеевской. Она стоит на возвышении. Перед ним – речушка с березовым мостиком и топкая низина. Впрочем, стояла еще великая сушь. Топкая низинка была не такой уж и топкой. Ниссан проехал по ней даже не накопав колеи. А вот машина Олега… Накачанный узкий Гудрич совсем ее не держит. Машина закопалась в глину и легла на свое гладкое пузо. Сдаю назад, цепляем лебедку. Не идет. Вешаем блок. Начинает шевелиться, но так туго. Вроде тащим. Но тут чувствую нехороший запах. Быстро все глушу и под удивленно-вопросительные возгласы опрометью бросаюсь под капот. Клемма на АКБ расплавилась и прожгла дыру в пластике. Виден булькающий электролит. От клеммы не осталось даже пенька.Делать нечего, снимаем АКБ с машины. Олег приносит Поксипол. Достаем узкогубцами из электролита куски свинца, бывшие клеммой. Замазываем дыру Поксиполом. Из жести пивной банки делаем колечко – литьевую форму под новую клемму.

Picture

Разбираем патроны и плавим свинец газовой горелкой. Сначала пытаемся делать это в пивной банке, но она алюминиевая и быстро прогорает. Тогда приходится быстро открыть и съесть банку консервированных ананасов. Ничего не попишешь, производственная необходимость. Делаем из ананасьей банки литьевой ковш. Полевая металлургия. Плавим, помешиваем, снимаем пенку, заливаем, быстро охлаждаем мокрыми тряпками. Приличная клемма вышла у нас со второго раза. Потом кустарным способом наращиваем обгоревшие провода.
Пока чинились, злосчастный МПС задомкратили и что-то под него подложили. С опаской, через блок достаем его Уорном. Машина Дениса объехать все это безобразие не смогла и тяжко лебедится за Олега.

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

На нервах с трудом попадаю на узкий березовый мостик и вот мы у Фатеевской.
Уже сумерки. Очевидно, что попавшаяся нам навстречу партия рыболовов-охотников ночевала в этой избе, т.к. в ней натоплено. Размещаемся в избе. В ней нары, застеленные медвежьими шкурами. Кирпичная печка развалилась, но рядом стоит маленькая чугунная. Потолок лоснится от сажи. Несколько окон заложены бревнами. Судя по всему, раньше это было здание станции на Тракте. И оно было раза в два больше. Сохранившаяся часть - лишь половина. Целиком такое типовое здание станции можно увидеть, например, на Косомской. На стенах и двери – вырезанные имена и инициалы прошлых постояльцев. Встречаются записи даже 40-х годов.

 

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Пока готовили тетерева, пока о делах наших скорбных калякали… Улеглись спасть в два часа после полуночи.



Вторник: Усть-Цильма, Рогачево

  понедельник, августа 12, 2013
  0 день
  0


 

13.08.13., вторник
Проснулся в 6.00 с мыслью: сегодня у моего штурмана Андрея день рождения! Я, конечно, заранее об этом знал, но в предстартовой суете не успел сообразить что-нибудь презентабельное. Поэтому подарил то, что было к месту в данном путешествии и могло в ближайшем времени пригодиться на практике: блесну и пачку патронов.
Остальные экспедиционеры тоже поздравили Андрюху, но времени на торжественную часть не было, отложили ее на вечер. А сейчас принялись завтракать и сворачиваться со всей возможной поспешностью. Денис с Романом полетели на берег занимать места на паром даже без завтрака. Мы тоже много не рассусоливали, приехали почти вслед за ними. По дороге успели выкинуть мусор на поселковую свалку.

Picture

На берегу стоял зачаленный за какую-то трубу самоходный паром. Ни души, ни машины. Мы – первые. Правда, почти сразу приехал один местный житель на Жигулях, но не переправляться, а встречать людей с того берега. Разговорились с ним. Он, как и большинство активного работоспособного местного мужского населения, работает вахтовым методом на печорских нефтепромыслах. А в отпусках между вахтами рыбачит и иногда подрабатывает извозом, как вот сейчас. Усть-Цильму назвал «дырой», ругал власти и нового начальника ДРСУ, который подновил грейдер щебнем, не пропущенным через дробилку. Пока беседовали, подъехали еще «Урал» и «Буханка» переправляться. Подошли люди и с них. Подивились нашему предприятию. Стали обсуждать погоду, рыбную ловлю, сети, дороги, машины. Экипажей паромов все нет. Паромов тут сейчас два. Один перевозит с берега на обнажившуюся посреди реки песчаную отмель. Этот образовавшийся вследствие засухи остров баржи обойти уже не могут, и его автомобили переезжают своим ходом. А переехав, грузятся на другой такой же паром и на нем уже добираются до левого берега Печоры.

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Наконец приехали капитаны паромов, каждый на своей машине. Но вместо погрузки страждущих на паром стали мыть свои машины. Пока ждали, подъехал еще только один местный УАЗик. Т.е. места на пароме на всех хватает, должно обойтись без скандала. Наконец, грузимся. На первом пароме плату не берут, берут на втором сразу за все. Фотографируем уходящую вдаль Усть-Цильму, переезжаем на остров.

Picture

На острове сидит в песке застрявшая еще вчера или позавчера Лада 2115. Я думал, будут просить ее вытащить. Но никто ни к кому не подходил, не просил. Остров шириной метров 200 – 300, быстро гуськом пересекаем его, с ходу грузимся на вторую баржу, и вот мы уже на левом берегу Печоры.
Хотя поселок Усть-Цильма стоит на правом, но сама река Цильма – это левый приток Печоры. Мы находимся недалеко от ее устья, и нам теперь надлежит какое-то время ехать условно вдоль нее. Обычно паром пристает не в этом месте, где сейчас, поэтому мы после выгрузки трясемся по грунтовой полевой дороге вдоль берега Печоры до шоссе на деревню Рочево. Само шоссе представляет собой вполне приличный асфальт, который странно встретить здесь (учитывая, что через райцентр Усть-Цильму проходит грейдер, а в самом поселке асфальтированы далеко не все улицы). На середине пути от этого шоссе влево в сторону деревни Мыла отходит зимник. В принципе, нам туда. Но мы можем сильно сэкономить силы, время, топливо и моторесурс, если доедем по асфальту до р. Цильма, переправимся там на пароме у д. Рочево и двинем дальше по хорошей твердой дороге вверх вдоль левого берега Цильмы до д. Филипово. Там снова нужно будет пересечь Цильму, и с ее правого берега выйти на упомянутый зимник на Мылу, но уже гораздо ближе к ней. Только вопрос – кто нас перевезет в Филипово?

Picture

Picture

Picture

С этим вопросом я обратился к капитану рочевского парома, который пришел за нами из деревни, увидев машины на берегу. Он ответил, что там мы легко переедем Цильму вброд. Ведь нынче засуха и вода низкая. Мы обрадовались и быстренько погрузились на паром. Во время короткой переправы Олег-старший проявил профессиональный интерес к необычному катеру-буксиру по имени «Цилемец», и выяснил, что он построен аж в 1943 году! Конечно, после этого известия мы все кинулись фотографировать его во всех ракурсах.

Picture

Picture

Picture

Picture

 

Picture

Кассирши на пароме не было, но она вышла из дома на перекресток улиц в деревне, чтобы встретить обилетить нас. Деревня Рочево – очень большая и красивая, стоит на высоком крутом берегу Цильмы. Останавливаемся у магазина. Кто-то идет за покупками, кто-то – фотографировать. В деревне – мемориал погибшим в ВОВ, а также в других вооруженных конфликтах. Рядом – фотографии ветеранов различных войн и вооруженных конфликтов. В этом маленьком самодельном мемориале далекой лесной старообрядческой деревни отразилась вся беспокойная история большой страны. Кстати, половина имен под фотографиями была типа Галактион, Серапион, Никандр и т.п.
Picture

Picture

 

Picture

Picture

Picture

 

Picture

Picture

Picture

 

Поговорили с местными мужиками, сделали покупки (мой штурман кстати приобрел махровое полотенце), двинули дальше по берегу Цильмы. За деревней – база дорожников. По такому случаю фотографируем древний прицепной грейдер.

Picture

Следующая за Рочево деревня на берегу – Трусово. Тоже довольно большая. Дорога идет вдоль деревни по высокому обрывистому берегу Цильмы. Виды – шикарные.

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

 

Picture

Picture

Picture

 

 

И вот наконец приехали в Филиппово. Где-то здесь должен быть брод. На карте указаны паромная переправа в черте населенного пункта и брод дальше за околицей. Знаем, что паром не работает. И верно – две ржавые баржи сиротливо лежат на мелководье. Людей на улицах немного. Но вот за поворотом появился местный житель в очках и кепке, деловито шагающий по своим делам. Тормозим.

 

Мужчина лет за пятьдесят удивлен нашим появлением и еще больше – нашим желанием попасть в Мылу. Долго и обстоятельно рассказывает про броды. Их, собственно, два. Один чуть выше недействующих барж, другой – дальше за деревней, «у камня». Но первый – глубокий. Для тракторов и «Уралов». Нам, по словам дядьки, нужен второй. К нему нетривиальный подъезд. Старается, рассказывает нам подробности. Решаем все же сначала осмотреть первый. Проезжаем баржи, съезжаем на берег. Он галечный, но довольно зыбкий. Штурмана надевают телепузики и идут бродить. Итог разведки подтверждает слова мужика: глубина по грудь и дно вязкое. Галечно-песчаное, но засасывает.По реке идут лодки с Мылы. Люди едут за бензином и покупками. Бабы в белых платках тоже наперебой убеждают нас ехать на другой брод, «к камню». Едем вверх по Цильме, за деревню. Проезжаем покос. Косарей разморило на солнышке. Сворачивает от реки в лес, и кружным путем кое как пробиваемся на берег к воде. Теперь нам по пляжу надо вернуться назад к месту брода. Напрямую съехать туда нельзя – слишком крутой косогор. Тут нас настигает первая поломка. На машине Дениса рычаг раздатки заклинило в каком-то нелепом промежуточном положении. Но машина едет, поэтому пробираемся по каменистым отмелям вдоль берега к искомому камню. Действительно, из воды рядом с берегом торчит большой валун. Рядом с ним галечный островок. Ниже по течению – порог, после которого глубина резко возрастает. Штурмана снова идут бродить. На машине Дениса между тем снимают часть центральной консоли и крышку раздатки с рычагом. Механизм переключения удается привести в чувство. Штурман Дениса Роман по профессии автомеханик, и ему приходится пустить в ход свои рабочие умения и навыки. И далеко не в последний раз!
Штурманы возвращаются и снова уходят. Брод, в общем, не глубокий, но это не очень радует. Очень сильное течение. Ехать надо под углом, по течению. В самом глубоком месте получается сантиметров 60 – 70. Там что-то типа канавы на дне. Дальше существенно мельче. Возникают разногласия по поводу траектории. Моя машина намного выше МПС и не имеет электронных «мозгов». Поэтому я смотрю на это дело проще. Пока судили-рядили, подошло время обеда. Обедаем. Стоит ясный погожий день, пригревает солнышко. С покоса по косогору спускаются косари. Беседуем с ними «за жизнь». У них сейчас самый сенокос, они работают с раннего утра. На жизнь не жалуются. Высказывают свое мнение на счет траектории брода. В целом я с ними согласен. Ребята снова выхаживают в телепузах по дну, а я сажусь на раскладной стул понежится на нежгучем северном солнышке. Когда еще доведется такая возможность?

Picture

Picture

Picture

Picture

Тут, кстати, выяснились причины глубоких познания Олега-старшего в водно-моторном деле. На мой вопрос, не речник ли он, нам была поведана такая история. Олег – житель Чебоксар. Каждому известно, что столица Чувашии стоит на Волге, на Новочебоксарском водохранилище. Там вот, в свое время Олег построил самодельный дизельный катер. И отправился на нем со товарищи вверх по Волге, Волго-Балту, Шексне и Северо-Двинскому каналу на Сухону. А по Сухоне – в Северную Двину. А по Двине – до Архангельска. Там нелегально, в обход пограничников по какой-то боковой протоке вышли они в море и пошли на Онежский полуостров. А потом с Белого моря вошли в Беломорканал и по каналу спустились в Онежское озеро. Ну и оттуда по Волго-Балту на Волгу и к себе домой. Экий матерый человечище!
Но вот решились ехать. Олег заклеивает стыки дверей скотчем. Я говорю, что если машина всплывет, ее утащит течением под порог. Поэтому лучше наоборот иметь возможность открыть дверь и притопить ее, чтобы цеплялась за дно. Но он возражает, говорит, что у машины могут от воды сгореть «мозги». А на счет всплытия – так машина тяжелая, не поплывет. Наконец все готово. На берегу разложены наготове две мои «кевларовые» веревки – лебедочный удлинитель и еще более длинный кусок метров на 30. Поскольку к согласию на счет траектории не пришли, предлагаю каждому ехать в соответствии со своими представлениями. Первый на отмель у камня выехал Олег и стал изготавливаться к форсированию. Штурмана с рациями пошли отмечать глубины и камни живыми вешками. Но изготовка и консультации со штурманами что-то затянулись. Так что я не выдержал, объехал Олега по более глубокому месту и пошел наискось через Цильму. На самом глубоком месте передок Ниссана всплыл и его стало разворачивать по течению. Андрюха в рацию кричит: «Правее держи». Я рулю, руль легко выкручивается до отказа вправо, а нос при этом несет влево. Но задние колеса контакта с грунтом не потеряли, поэтому я проскочил «канаву». Вот и передние колеса зацепились за дно, можно корректировать курс. Легко преодолеваю оставшиеся метров 150 мелководья, удачно избегаю встречи с двумя большими подводными камнями и выезжаю на пустынный песчаный берег. Ни капли воды в кабину не попало, двери открывать не понадобилось. Мицубиси переезжают следом безо всяких проблем. Только одна из машин прикладывается все же чем-то о камень. У берега. Обошлось без последствий.

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Нарезаем круги по пляжу – постановочные кадры для фото- и видеосъемки по просьбе Дениса. Замечаю, что при этом у машины Олега сильно щелкает ШРУС. Оказывается, он и сам это слышал, но не придавал особого значения. Лезем разбираться. В резиновом пыльнике ШРУСа зияет дыра, в шарнир попали вода с песочком. Роману снова приходится приниматься за работу. Он набивает шарнир новой смазкой, резинку заматывает скотчем.

Время близится к вечеру, а нам еще надо найти выход на зимник до Мылы. Он должен быть напротив деревни, там где баржи и первый глубокий брод. Находим дорогу вдоль берега по лугам, но она нам не нравится. Едем по пляжу у реки, благо песок плотный. Выезд на прибрежную луговину довольно крутой. Но еще круче дорога уходит дальше, в лес. Затяжной глиняный подъем с поворотом и колеями, превратившимися в промоины. Не знаешь, в какую и падать. Крутизна подъема градуса эдак 33. На первой пониженной, на ровном газу, прыгая по камням и промоинам, Патруль заползает наверх. Идущий следом МПС Дениса едва доезжает до середины подъема. Дальше только на лебедке.

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Спрашиваю, какое у парней давление в шинах. Оказывается, больше атмосферы!
Наверху нас встречает смешанный лес с преобладанием хвойных деревьев. Выезжаем на зимник на Мылу. На нем стоят дорожные знаки, рядом тянутся какие-то провода. Сейчас очень сухо, большую часть дороги идем на заднем приводе. Только иногда попадаются симпатичные болотца, поросшие мхом, голубикой и тоненькими сосенками. Болота все прогачены, но поверх гати уже довольно толстый слой ила. Нам он не страшен, но МПСы даже один разок подлебедились. 

Picture

 

Picture

Picture

Picture

За счет этого отрываемся вперед и довольно скоро выезжаем к реке Мыле. За рекой – одноименная деревня. Отморозень идет смотреть брод. Брод мелкий, в самом глубоком месте едва до колена. Последи реки галечный островок, вернее отмель, обнажающаяся в межень. Через нее и надо ехать.

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

 

 

Переезжаем. Отмечаю это дело стаканом чая из термоса. Тем временем на косогоре над рекой собрался народ. Событие – машина с Большой Земли летом. Зимой-то по зимнику там ездят и Жигули. По крайней мере, я видел один экземпляр в деревне. Поднимаюсь к деревенским, здороваюсь, называю свое имя. Все по очереди начинают подавать руки и представляться. Говорим о нашей экспедиции и о местном житье-бытье. Мужики недовольны реформой образования – деревенскую школу хотят закрыть. У них тут есть школа (пока еще), почта, магазин, фельдшерский пункт. Но связь с внешним миром летом – по реке на лодке. На вершине холма над деревней даже кое-как работает мобильный телефон! Пока болтаем, нас догоняют МПСы. Прощаюсь с жителями Мыли. Но, как оказалось, не насовсем. 

Picture

Picture

Picture

За Мылой, как водится, выгон. Пасутся коровы. Приходится открывать и закрывать за собою загородку в ограде из жердей, чтобы скот не разбредался. Здесь еще работает сотовая связь, общаемся с домом, стоя на подножке машины.

Picture

Дорога уходит темный лес. Это и есть Тракт. Пока это просто хорошая плотная травянистая грунтовка. Видно, что по ней довольно нередко ездят. Отдаляемся от Мылы на 2 – 3 километра и начинаем искать место для стоянки, поскольку стремительно темнеет. Уезжаю вперед, ищу какие-нибудь полянки, но их не находится. Предлагаю встать прямо на дороге. Но Денис с Олегом находят место на порядок лучше. Они пошли по какому-то невнятному неторному отвороту и вышли на скалистый, поросший соснами и мхом край потрясающего каньона. Это Мыла в верхнем своем течении пропилила себе дорогу среди известковых скал, и теперь течет на дне ущелья с высокими берегами. До воды не добраться, берега почти отвесные, но вид изумительный. При этом здесь светлее, чем в темном лесу, а главное – сдувает насекомых.

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Располагаемся на берегу и начинаем отвечать Андрюхин день рождения. Опять мой чай не в моде – рекой льются более интересные напитки. Еды и питья у всех много, каждый старается «облегчить машину», поэтому праздничный ужин удался.

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

 



Понедельник: Усть-Цильма

  воскресенье, августа 11, 2013
  0 день
  0


 

12.08.13., понедельник
Снова просыпаемся в 5.00. Это уже какая-то недобрая традиция в этой поездке. У нас отпуск, а встаем ни свет, ни заря, словно работаем на заводе. Но что делать, охота пуще неволи, надо
ехать. Снова выезжаем на «Серпантин» и добираемся до Лемью. Двигаемся к Ираелю.
Picture

Picture

Picture

Тут паджероводы по телефону огорошивают нас известием, что они нас ночью обогнали и стоят за Лемью. Оказывается, они глухой ночью сунулись на новую дорогу, и охрана пропустила их за взятку по 1000 руб. с машины. Что характерно, перед этим не хотели пропускать полицейскую
опергруппу, следовавшую на срочный вызов на место преступления. Полицейских пустили только после телефонных переговоров с каким-то высоким начальством. А Паджеры за 2000 руб. пустили так.
Поскольку у МПС скорость движения по шоссе и грейдеру гораздо выше нашей, договариваемся, что мы поедем вперед как ехали, а они свернут лагерь и догонят. Поэтому проезжаем мимо места стоянки паджериков и двигаемся на Ираель. За Ираелем в сторону Ижмы начинается отличный асфальт. Качаем шины, и скорость движения возрастает. Поэтому радиопереговоры между
Паджерами становятся слышны лишь незадолго до Ижмы. Шоссе идет по красивой, типично северной местности.
Picture

 

Picture

Picture

То спускается в моховые болота, то взлетает на песчаные острова, покрытые сосновым лесом с белой моховой подстилкой.
В Ижму приезжаем уже вместе. Останавливаемся на АЗС, вылезаем из машин и, наконец, здороваемся очно. Оператор АЗС с интересом выспрашивает нас, куда и зачем мы едем. Искренне не понимает. Для простоты говорю, что едем за рыбой. Это его удовлетворяет.
Прямо на территории АЗС пасутся лошади.

Picture

Picture

Вид кругом довольно провинциальный, но не депрессивный. Дома свежепокрашенные. Довольно много легковых автомобилей. Вовсю ездят учебные машины местной автошколы. На стадионе, несмотря на понедельник, сражаются футбольные команды. В Ижме экипажи МПС хотели позавтракать, т.к. не сделали этого утром в лагере. Поехали
искать кафе, но им сказали, что хорошее место будет дальше по дороге к Печоре. Пока суд да дело, Андрюха сбегал в магазин и приобрел там себе пару очень хороших резиновых сапог. Просто замечательные сапоги, наилучшим образом сочетающиеся с Вейдерсами. Отметив покупкой сапог посещение Ижмы, едем смотреть местный аэропорт. Аэропорт недействующий,
но с приличной по размерам ВПП. Знаменит тем, что на эту полосу в 2010 году вынужденно сел Ту-154 компании «Алроса» с отказавшим электрооборудованием. Потом, после полевого ремонта, его отсюда перегнала в Ухту нанятая владельцами команда летчиков-испытателей.
Здание аэровокзала заперто, в нем ни души. Здание неплохо сохранилось, все окна и двери целы. За пыльными стеклами виднеется давно опустевший зал ожидания с заброшенными автоматами для продажи воды. Площадку перед вокзалом использует для учебной езды все та же местная автошкола.
Находим дыру в заборе и пробираемся на территорию аэродрома. На стоянке - пара живых на вид прожекторов, посадочные знаки для вертолетов и какое-то стояночное оборудование. Возможно, сюда изредка садится вертолет. Идем по рулежке и выходим на ВПП. Полоса довольно большая, но для Ту-154 все
же коротковата. Между стыками плит пробивается невысокая трава, но в целом состояние приличное. Плиты целые, лежат ровно, кустарника и подлеска нет. Светосигнального оборудования, впрочем, тоже нет.

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Покидаем Ижму и следуем дальше в сторону переправы через Печору. Экипажи МПС усвистали вперед в поисках завтрака, вернее уже обеда. Вскоре проезжаем мимо стоящих у кафе машин. Асфальт сменяется грейдером, потом снова начинается асфальт.

Picture

Picture

Но мы уже успели стравить шины. До парома недалеко, еду потихоньку на подспущенных. Вот и переправа. Время – около 13.30.
Перед нами только легковой Ситроен и полноприводный КАМАЗ с ненецкими номерами.

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Водитель КАМАЗа говорит, что стоит здесь с девяти утра. Паром за это время совершил только один рейс. Сейчас он грузится на противоположном берегу и скоро пойдет к нам. Вскоре подъезжают Паджеры. Мы, соответственно, третья, четвертая и пятая машины в очереди, т.е. имеем все шансы поместиться на паром и даже успеть через 50 км на следующий паром в Усть-Цильме. Он отходит в 16.00. Однако паром не торопится к нам. Он довольно долго грузится, потом наконец тваливает,
но почти сразу же садится на мель. Буксир буровит воду винтами, но остается на месте. Его отцепляют от баржи, и он с трудом слезает с отмели. Баржа с автомобилями между тем продолжает сидеть на песке. Ее цепляют к буксиру на длинный трос, буксир разгоняется на коротком отрезке что есть мочи, и после нескольких бесплодных попыток баржа снова оказывается наплаву. Буксир ведет ее обратно к тому берегу, от которого только что отошел. На берег сгружают пару КАМАЗов. Не повезло, значит. Облегченный паром лавирует зигзагами между отмелей, а некоторые
пролетает с разгона, едва не застревая снова. Наблюдаем за всеми этими действиями со своего берега и беседуем с водителями подошедших сзади машин. Собралась уже приличная очередь. Почти все они – из Нарьян-Мара. Рассказывают нам истории о том, как они зимой ездят на Большую Землю по зимникам. Летом же они раньше грузились на баржи в Щельяюре, чуть выше по Печоре. Но теперь Печора обмелела, и большие баржи по этому участку реки пройти не могут. Сначала ездили до Усть-Цильмы и там грузиться на баржи. Но теперь и этот участок стал несудоходен. Поэтому теперь баржи грузятся ниже Цильмы, за деревней Хабарихой. Очередь из нарьян-марцев, следующих в Хабариху на погрузку собралась уже немалая. В числе фургонов с народнохозяйственными грузами и легковушек с отпускниками стоит трал с погруженным на него гусеничным тягачом тяжелым (ГТТ). Понимая, что паром сегодня им уже не светит, владельцы сгружают ГТТ с трала и явно
собираются форсировать на нем Печору своим ходом вплавь.

 

Picture

Picture

Поборовшись
с отмелями, паром наконец подошел к нашему берегу и разгрузился. Но нам паромщики грузиться запретили, и перегородили аппарель цепью. Сказали, что на реке поднялся сильный ветер, и пока он не утихнет, паром никуда не пойдет. Время уже 15.20. Понимаем, что на паром в Усть-Цильме мы сегодня опоздали. Переправиться бы хоть здесь сегодня, чтобы завтра поспеть на следующий утренний.
Ветер утих довольно скоро, начали погрузку.

Picture

Опытные нарьян-марцы, привыкшие к паромам, лихо загоняют машины задом, чтобы потом было проще и быстрее передом выезжать. После
того, как паром отвалил от берега, дружно начинаем щелкать фотоаппаратами. Штурман Олега по имени тоже Олег (старший) живо интересуется всем, что связано с катером и баржей, и дает комментарии происходящему. Кстати, обращает внимание экипажа буксира на тот прискорбный факт, что они забыли снять баржу с якоря (немая сцена). Видно, что он очень неплохо разбирается в речном деле. Про себя решаю, что он, наверное, или бывший речник, или продвинутый водник-любитель.

Picture

Picture

Со стороны левого берега Печоры, от которого мы отошли, глубины достаточные. Проблемы начинаются у правого берега. Речники здесь – настоящие виртуозы. Расцепляют буксир с баржей и тащат ее на длинном тросе, чтобы порознь пролетать ходом отмели. Те, что нельзя пройти ходом, огибают, выписывая невообразимые зигзаги на реке. Баржа крутится как юла между мелей, катер скачет вокруг нее мелким бесом то с одной, то с другой стороны. Матросы с риском для жизни перепрыгивают с борта на
борт, чтобы перецепить трос. И все это втроем: один капитан, он же и рулевой, и два палубных матроса. Все трое внешне выглядят как бывшие зеки, но надо снять перед ними шляпу за их профессионализм.

 

Picture

Вот наша первая речная прогулка завершилась, и перед нами неровный каменистый грейдер на Усть-Цильму. Лендкрузеры нарьян-марцев умчались по нему вдаль, МПСы за ними. Мы тихо пилим в своем темпе. На въезде в Усть-Цильму с удивлением встречаем машину ДПС. А полицейский с таким же удивлением взирает на нас. Каждый про другого думает: «И что он здесь
делает в этой дыре?»
Паром завтра в 9.00, но на берег прибыть надо раньше, чтобы занять очередь. Паром ходит редко, желающих много, можно и не уехать. Поэтому сегодня с вечера загодя надо заправиться топливом под завязку, на весь предстоящий путь по тракту. Оккупируем местную АСЗ. У МПС канистры с топливом по боевому расписанию располагаются в центре нутра машины, поэтому их экипажи начинают прямо на территории заправки вытряхивать на землю все барахло. Гора спальников, ковриков, консервов, воды, водки, ружей, боеприпасов, запчастей, инструментов, складных
столов и стульев, всевозможных пакетов, ящиков и канистр растет рядом с машиной и скоро становится сопоставима по размерам с ней самой. Так что даже непонятно, как одно могло помещаться в другом. У нас канистры залиты еще в Ухте, поэтому мы заправляем только бак. Наша машина карбюраторная, мы имеем 70 л бензина в баке и 120 л в шести 20-литровых канистрах. Итого 190 л бензина. Говорят, что этого мало. У предыдущих экспедиций уходило более 200 л топлива на одну машину. А кое у кого – даже 270 л. Т.е. почти литр на километр. Я себе такого позволить не
могу. В моей короткобазной машине просто негде разместить такое количество емкостей. Да и грузоподъемность уже превышена – рессоры выгнулись в обратную сторону. Олег же с Денисом грузят в свои МПСы по 220 – 230 литров, и не бензина, а солярки. Т.е. по топливу у нас никакой унификации нет. А учитывая, что современный дизель на голову выше по экономичности древнего карбюраторного мотора, запас по топливу из расчета на моточасы у наших компаньонов раза в два больше нашего. И впоследствии это сыграет свою существенную роль, только мы еще об этом
не знаем.
После заправки и погрузки канистр началась укладка в МПСы вещей «по походному». За процессом наблюдают местные мальчишки и местный ГАИшник, раз пять проехавший мимо на своей патрульной машине, а в конце концов заехавший заправляться рядом с нами. Я в это время узнаю у местных нас счет гостиниц. Гостиниц в Усть-Цильме две, но обе маленькие и далеко не фешенебельные. Дело идет к вечеру, завтра нам рано выезжать. Решаем с Андрюхой, что ночевка в гостинице помогла бы сэкономить нам время на постановку и сворачивание лагеря. Денис идею не одобряет – он уже имел дело с местными гостиницами во время прошлого путешествия, и остался сильно недоволен соотношением «цена-качество». Все же, посовещавшись, решаем разведать на счет гостиницы. Выбираем ту, которая, по словам местных жителей, получше. Она же и поближе. Немного поплутав, находим искомое двухэтажное здание барачного типа. Захожу. Компаньоны брезгливо не выходят из машин. Их худшие ожидания оправдались, хотя и не в полной мере. В гостинице чисто, но удобства на этаже, горячей воды нет и буфета нет. Самое же главное, что нету
достаточного количества мест. Свободен лишь один трехместный номер, довольно убогий. На убогость мне плевать, но не будем же мы ночевать в нем вшестером. Таким образом, вопрос с гостиницей решился сам собою.
Едем за околицу искать место для стоянки. После непродолжительных поисков находим перспективный отворот в сторону реки. Грунтовые колеи ведут на покос. Это нас радует – трава уже скошена и сметана в стога. Стоять на скошенном лугу гораздо приятнее, чем на нескошенном. Вот только покос расположен на уклоне. И на более-менее ровную площадку, пригодную для нашего стойбища, ведет травянистый росистый спуск. Т.е. утром это для нас будет подъем. Денис высказывает опасение, что утром мы на накачанных колесах не заедем наверх по мокрой луговине. Мне подъем кажется незлобным. Съезжаю по нему вниз и тут же забираюсь наверх. У меня хабы не вкручены, проделываю все это на заднем приводе. Пример всех убеждает, едем становиться на стоянку. Тем более, что наверху у стогов места маловато, а искать новое место уже поздно, темнеет.
Ставим палатки, раскладываем столы. Вокруг – прекрасные виды на вечернюю Печору и окрестности. Это наш первый совместный лагерь и первое совместное застолье. За это дело, конечно же, полагается выпить. Только я не пьющий – приходится чокаться со всеми чаем из термоса.
Посидели душевно, приготовленный мною на всех чай особо и не пригодился – все, кроме меня, пили что покрепче. Ну а чай – не водка, много не выпьешь, поэтому я первый пошел спать довольно рано. Остальные, впрочем, тоже слишком долго не рассиживались, ведь на утро у нас паром.

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture



Печорский тракт

  четверг, августа 8, 2013
  14 день
  4000



Экспедиция по маршруту старинного Печорского тракта из республики Коми в Архангельскую область.

09.08.13., пятница
Стартовали из Москвы с Проспекта Вернадского около 9.20, довольно быстро проскочили по МКАД до М8, потолкались в пробке в Тарасовке и двинули на Север. В багажнике 6 20-литровых канистр, но только одна из них полная, да в другой плещется около 10 л бензина. Однако при этом вес взятых с собою припасов уже сравнялся с предельной грузоподъемностью – задние рессоры прямые.
Несмотря на загрузку, машина катится очень бодро, крейсерская скорость получается 83 км/ч. Это нас радует, т.к. изначально мы рассчитывали на 70.
Около 14.00 прошли Ярославль. Когда за Волгой кончились предместья Ярославля и ближайшие деревни, и дорога пошла по полям, свернули в поле пообедать.
Около 17.00 достигли Вологды, обогнули ее по объездной и поехали в сторону Архангельска. По случаю пятницы на выезде из Вологды полно дачников. Мы им мешаем, они нам – не особо, мы пилим в своем темпе. Километрах в 30 за Вологдой поток рассасывается, на дороге становится свободней. Перед самым поворотом на Устюг заезжаю на АЗС «Лукойл». У меня заправочная горловина справа, а свободная колонка получается слева. На остальные колонки почему-то приличные очереди. Подъезжаю к свободной колонке – у нее шланг привязан веревкой таким образом, что не вытягивается из колонки и, соответственно, до правого борта не достает. Разворачиваюсь и подъезжаю к колонке задом. Иду к окошку кассы и там с удивлением узнаю от женщины-оператора, что она не будет меня заправлять, пока я стою против движения.
- у меня иначе не достает шланг до горловины, зачем вы его привязали? И вообще, я не двигаюсь против движения, я двигаюсь задним ходом.
- нельзя задним ходом! Я не буду вас заправлять! Не достает шланг – подъезжайте к другой колонке!
- зачем создавать очередь на ровном месте? Там скопилось по 5 – 6 машин, а эта колонка свободная, я уже подъехал к ней, какие проблемы?
- Нет!!!!
Орет в истерике, грозится вызвать полицию.
Обругал тетку, плюнул и уехал.
Вскоре после поворота с М8 на Устюг у нас была запланирована ночевка на берегу реки. Мы стояли там в 2009 году по пути на Урал. Однако мы ошиблись с поворотом, свернули с шоссе несколько раньше. В итоге попали на какую-то глухую малоторную дорогу, проехали мимо заброшенного пионерлагеря и углубились в настоящие дебри. Мне лень было вкручивать хабы, но пониженную в раздатке пришлось воткнуть. Преодолев 3- 4 км грязной глинистой дороги с бродом через ручей, подминая кусты и давя подлесок, вылезли на обширную кочковатую поляну на берегу речки. Судя по следам, сюда изредка ездят на рыбалку на колесном тракторе. На опушке торчали две замечательные сушнины, так что мы были вознаграждены прекрасным уютным костром. Накануне, во время обеда, Андрюха смешал в бутылке из-под Боржоми воду со спиртом, и теперь вкушал получившийся напиток. Но долго рассиживаться не пришлось – ввиду завтрашнего раннего вставания спать улеглись тоже рано.

 

10.08.13., суббота
Проснулись в 5.00, плотно позавтракали, выбирались обратно на шоссе. Машин мало, едется легко. Асфальт, правда, стал похуже. Долго ли, коротко ли, достигли наконец АЗС, заправили машину и купили огнетушитель, ибо штатный огнетушитель я забыл на даче.
Хорошее покрытие чередуется с плохим, но дорогу активно ремонтируют. Траффик низкий, проезд сужений в местах ремонта проблем не доставляет. Около 13.00 отобедали, съехав с дороги в небольшой песчаный карьерчик, где дорожники берут песок.
Природа, между тем, слегка изменилась: кое-где появились каменные валуны, на песчаных возвышенностях – сосновые боры с моховой подстилкой.
К 16.30 достигли лугов в излучине Двины, переехали Двину и попали в Котлас. В Котласе мы надеялись купить для Андрея сапоги или кроссовки, которые можно было бы надевать снаружи на вейдерсы. Дело в том, что Андрюха в попыхах взял только одну пару ботинок. И если их надевать на вейдерсы, то потом они долго не высохнут, и не в чем будет ходить без вейдерсов.
Однако все обувные магазины, попавшиеся нам в Котласе, торговали только модельной обувью. Ни спортивной, ни рыболовно-туристической мы не нашли.
Заправились на выезде из Котласа и двинулись на Коряжму. Запах, источаемый местным ЦБК словами не передать. Я искренне не понимаю, как здесь живут и работают люди. Для нас единственным спасением было поскорее убраться из Коряжмы по понтонному мосту через Вычегду. Это была первая такого рода переправа в этом путешествии, обошлась баснословно дешево – всего 100 руб.

Picture

За переправой поворачиваем направо на грейдер в сторону Яренска. Травим колеса до 1,2 бар, иначе рессорный костотряс вытрясет на грейдере всю душу, а с ней и позвоночник в придачу.
Дорога идет вдоль Вычегды по лесам, но хороший сосновый лес по большей части давно весь спилили. Нас то и дело обгоняют на бешенной скорости местные УАЗики и КАМАЗы-лесовозы, все в тучах пыли. Постоянно при виде встречного или нагоняющего приходится закрывать окна.
Мы пилим 40 – 50 км/ч. Пересекаем на удивление еще сохранившуюся лесовозную узкоколейку.
Под вечер дорога снова выходит на берег Вычегды. В районе одной из заброшенных деревень открывается чудесный вид на реку и спускающийся к ней луг. Время около 19.00, но дальше снова пойдет населенка, поэтому решаем вставать здесь. Пересекаю луг и заезжаю на полуостров, образованный основным руслом и старицей. Полуостров имеет вид узкой вытянутой гряды, поросшей лесом. По обе стороны к воде крутые скаты. По середине – закрытая со всех сторон деревьями стоянка с кострищем. Мобильная связь кое-как работает. Проводим сеанс связи. Узнаем, что у догоняющих нас Паджер на одной из машин под Тотьмой пробито колесо. Поймали на дороге какой-то обломок рессоры. Дыра большая, завтра будут пытаться починить в Котласе. Ужинаем у костра и в районе 22.00 отходим ко сну. 

 

11.08.13., воскресенье
Снова встаем в 5.00, быстро собирается и выезжаем на грейдер в сторону Яренска. Качество грейдера ухудшается, пыльные километры тянутся бесконечно медленно. В паре деревень попадется асфальт, но радоваться и качать шины рано – за околицей он опять сменяется грейдером. Наконец грейдер позади. Пьем чай, качаем шины. Но скорость движения возрастает не сильно – асфальт довольно паршивый. В Яренске дорога вообще поражает количеством и глубиной ям. Т.е. она вся просто состоит из ям.
Проезжаем Жешарт со знаменитым танком, Усть-Вымь, мост через Вымь. Выезжаем на шоссе Сыктывкар – Ухта и по отличному новому асфальту шустро двигается в сторону Ухты. Дорога хорошая, машин мало. Только приходится обгонять новенькие большегрузные самосвалы. То поодиночке, то целыми колоннами гонят их куда-то в большом количестве.
Ближе к Ухте меня начинает беспокоить вопрос топлива. Все заправки в начале трассы я пропустил, а дальше на большом расстоянии их нет. Чувствую, не хватит до Ухты. Останавливаемся и переливаем в бак все, что у нас оставалось в канистрах, включая маленькую канистрочку для примуса и пилы. Но все равно стрелка бензомера стремится к нулю, поэтому совсем незадолго до Ухты заезжаем на первую после длинного перегона заправку в поселке Чиньяворык. АЗС страшненькая на вид, поэтому заправили всего литров 10, и хорошо – бензин оказался неважным. Километров за 30 – 40 перед городом начались сухие сосновые боры на реке Ухта, в которых мы ночевали в 2011 г. по дороге на Урал. По старой памяти заезжаем в этот лес пообедать вдали от шоссе.
После обеда быстро достигли Ухты. Здесь перед нами стоит 4 задачи: купить Андрею обувь под Вейдерсы, купить воды, выбросить накопившийся мусор и заправиться под завязку. Начинаем высматривать магазины. Несколько раз останавливаемся и делаем вылазки пешком по различным районам города. Ну, мусорный контейнер я быстро нашел. Воды и продуктов купить тоже не проблема в большом городе. А вот с обувью повторилось все то же самое, что и в Котласе: обувь только модельная. Решили, что туфли из замши, лакированной кожи и кожи крокодила одинаково плохо сочетаются с Вейдерсами. На выезде из города заправляем все 6 канистр и полный бак. Сворачиваем на Н. Одес. Хороший асфальт со временем сменяется не очень хорошим, но вполне терпимым. На новую строящуюся дорогу на Ираель решаем не соваться, т.к. имеем достоверные сведения, что туда до официального открытия никого посторонних не пускают. Значит, нам надо на знаменитый «Серпантин» («Коми-трофи» тож). «Серпантин» берет начало на городской свалке. Между гор тлеющих отбросов вдаль уходит вполне наезженная широкая песчаная дорога.

Picture

На обочине стоят характерные полноприводные КАМАЗы – короли «Серпантина». Снова спускаем шины до грейдерных значений и проводим очередной сеанс связи. Паджеры в районе Выми. Полны решимости догонять нас весь вечер и ночь.
Выезжаю на «Серпантин». Наверное, это последний год активного использования знаменитой дороги. Уже осенью должна вступить в строй новая, круглогодичная, с покрытием. Воевать с колеями и грязью на этом по сути зимнике не станет нужды. Но пока здесь активное движение. Чтобы не озлоблять народ (новую дорогу почти сделали, а не пускают, заворачивают всех сюда в грязь) власти изыскали средства и подлатали «Серпантин» в последний год его существования. Отсыпали песком, кое-как разравняли. Конечно, на песке уже образовались колеи, лужи и «гребенка», но это все детские игрушки по сравнению с тем, что здесь было раньше.

Picture

 

Picture

Местами в стороне видны следы былых боев с бездорожьем: колеищи в колесо «Урала», обрывки тросов, рваные покрышки. В обе стороны на большой скорости летают полноприводные грузовики. Кое-как барахтаются в песке легковушки. Отсыпка сделала свое дело – мы встретили на этой дороге «Октавию», «Волгу», какой-то мелкий Опель и еще несколько японских и корейских пузотерок. Конечно, им не легко – они иногда застревают в лужах, греются на подъемах на рыхлом песке. Но все же едут и доезжают. А еще недавно это было немыслимо – полноприводные «Уралы» и КАМАЗы сидели здесь в колеях неделями, ложились на бок, ломали полуоси.

Picture

Picture

Нас на рессорной машине трясет на ухабах и рытвинах. Едем на второй – третьей передаче. Долго ли, коротко ли – одолели километров 50. Половину примерно. Стало смеркаться. Я нашел eходящую в лес колею от 131-го ЗиЛа или Шишиги и свернул на нее. Метров через 300 едва заехал на заднем приводе на крутой глиняный подъем. Все, это гарантировано отсекает случайные машины, можно вставать. Мобильная связь хоть и плохо, но работает – посылаем СМС с координатами. Но не надеемся, что быстро догонят. Уже ночь, путь неблизкий, дорога не быстрая. Как обычно, ужинаем у костра и ложимся спать.

 

 

 

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture



Музей техники в Тольятти

 
  0 день
  0


 

Покидаем Самарскую луку и держим пусть в сторону Самары по М5. По пути пересекаем Жигулёвскую  (Волжская(Куйбышевская) ГЭС им. В. И. Ленина) — ГЭС на реке Волга в Самарской области. Является шестой ступенью и второй по мощности ГЭС Волжско-Камского каскада ГЭС.

Picture

На мосту остановится негде, но зато сразу за ним есть съезд к берегу. Возможно запрещенный..мы не поняли - куча машин стоит. Зрелище стоит того чтобы съехать и полюбоваться мощью воды. 

Picture

Picture

Picture

Противоположный берег - тут мы были пару дней назад - вид на Жигулевские горы. 

Picture

По пути сворачиваем с трассы на Тольятти. Наша цель - музей техники, до которого надо довольно прилично пропилить через город. 

Picture

Вот она - мекка автоваза. "Приоры" и "Калины", "Лады" и "Самары" повсюду, просто окружают.То тут то там  авторынки - такое впечатление что жигули можно купить в пивном ларьке на сдачу. 

Вот она, башня российского мага Самарамяна, над которым зияет страшное око и пристально смотрит, где бы какие  враждебные иномарки не растаможились за недорого.

Picture

На АвтоВАЗ мы не пошли, а направились в Технический музей, который находится как раз напротив АвтоВАЗа. Музей находится на огромнейшем поле, состоит из 2х частей (разделение мне непонятное). Одна часть (левая на плане, где находится вход и касса) побольше, правая поменьше.

Picture

Кстати в сети есть сайт этого музея http://museum.vaz.ru , жаль только большинство фотографий не подписаны.Зато есть офигенная 3D экскурсия.

Берем билеты и идем на экскурсию....живую. 

Picture

Музей довольно молодой, открыт в 1998 году.

130мм пушка М48 образца 1953 года

Picture

203мм гаубица - счас как жахнем!

Picture

Фронтовой бомбардировщик Су-17М

Picture

Корпус самолета - сотовый стеклопластик. 

Picture

Picture

Танки и самоходные орудия.

Picture

 

Picture

Лёгкий танк PzKpfW 38(t)— чешский лёгкий танк времён Второй мировой войны.

Picture

Шилка - зенитная самоходная установка. 

Picture

ГМЗ-2 Гусеничный минный заградитель.

Picture

Большая океаническая дизельно-электрическая подводная лодка проекта 641-Б , флотский номер Б-307. На сайте описано как эту лодку доставляли до музея - целая эпопея.

Picture

Механизированный мост - мечта джиппера. 

Picture

Чайник заварной самоходный? Нет, это тяжелый танк ИС-3.

Picture

Пластелин? Поксипол? 

Picture

Picture

Классика БТРостроения

Picture

БТР-152 — бронетранспортёр, созданный на базе узлов и агрегатов грузового автомобиля ЗИС-151. Принят на вооружение в 1950 году

Picture

Простенько и со вкусом. Прямо как в жигулях. 

Picture

 

Picture

Не пора ли подкрепиться?

Picture

Бронетехника всех поколений. 

Picture

Picture

 

Дальше всякие диковенные штуки.

Picture

Глаз?

Picture

Жуть какая.

Picture

Picture

Picture

Быстроходная траншейная машина БТМ.

Picture

Picture

Т-70 — советский лёгкий танк периода Второй мировой войны. Очень маленький.

Picture

 

 

25 мм артиллерийская установка 2М3М.

Picture

Picture

 

Picture

ББ-1 бесшточный бомбомет.

Picture

БЬБ-2 бесшточный морской бомбомет.А на вид урна урной...

Picture

 

Picture

Picture

 

 

Военный транспортный вертолёт Ми-10

Picture

Picture

Picture

 

Тяжёлый транспортный вертолёт Ми-6

Picture

 

Picture

Транспортно-боевой вертолёт разработки МИ-24

Picture

Picture

Picture

Тяжёлый многоцелевой вертолёт Ми-26 (изделие «90», по кодификации НАТО: Halo)  - является крупнейшим в мире серийным транспортным вертолётом.

Picture

 

Picture

Picture

Какие милашки.  

Picture

Мегатрон (англ. Megatron) — один из главных персонажей мультсериалов, лидер десептиконов, вечный антипод Оптимуса Прайма — командира автоботов.

Или это что то другое?

Picture

ПЗМ-2 Полковая землеройная машина. Почти такую мы видели на Урале.

Picture

Picture

КраЗ..не могу смотреть безволнения.

Picture

 

Picture

Picture

Picture

Состояние некотрых экспонатов немного грустное. 

Picture

Picture

пассажирский самолёт Ил-14

Picture

Picture

Понравилась независимая торсионная подвеска таких гигантов.

Picture

Picture

Агрегаты тоже немаленькие. 

Picture

Picture

Вот это я понимаю кардан.

Picture

 

Picture

Picture

Picture

Picture

Каких только монстров не наплодила военка. 

Picture

Picture

Picture

 

 

Picture

Эк его переломало.

Picture

 

Picture

 

Picture

 

Picture

Picture

Зачем такием монстарм маленкие звездочки? 

Picture

Picture

152 мм самоходное пушка "Гиацинт". "И пусть весь мир подождет" .. 

Picture

Picture

 

Picture

Самогонный аппарат?

Picture

Перебираемся во вторую часть музея. Мечта Нахапетова. 

Picture

 

Picture

 

Picture

Picture

Боевой железнодорожный ракетный комплекс.

Picture

Морозилка морозилкой на вид.

 

Picture

 

Picture

 

А вот этот экспонат меня очень удивил - не знал что такое было.

Беспилотный самолет-разведчик "Рейс".


Ту-143 «Рейс» — советский разведывательный беспилотный летательный аппарат. Предназначен для ведения тактической разведки в прифронтовой полосе на глубине 60-70 км путём фотографирования и телевизионной разведки площадных целей и отдельных маршрутов, а также наблюдением за радиационной обстановкой по маршруту полёта

Летает видимо по очень сложной траектории:
По окончании полёта Ту-143 разворачивался по программе и возвращался обратно в зону посадки, где после остановки двигателя и манёвра "горка" осуществлялась посадка с помощью парашютно-реактивной системы и шасси

 

Picture

Вот собственно и сам аппарат.

Picture

Picture

А это комплекс ВР-3 для его запуска.

Picture

 

Picture

Ну а этим всякую такую хрень сбивали.

Picture

 

Picture

 

Picture

Picture

Picture

А щелки чтоб ..подглядывать незаметно? 

Picture

Короче, сделано в СССР.

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Picture

Хотя и до СССР тоже было масштабно. Запас угля - 18 тонн!

Picture

Picture

Picture

Идем внутрь павильона. Шишка как новая, аж блестит...мечта.

Picture

Это не тома "Войны и мир"  для солдатов - это сминаемая подушка.

Picture

Еще один безпилотник.

Picture

Тихо млею от таких конструкций...институтское прошлое не дает покоя. Сконструировать бы такую хрень.

Picture

Натуральный макет шагающего аппарата.

Picture

Picture

Picture

 

Picture

 

Марсоход 

Picture

Picture

 

Picture

Picture

Picture

Жахнуть бы этим всем по башенке...уже нацелены, все готово.

Picture

За сим все. Потратили несколько часов в музей. Покидаем Тольятти и направляемся в Самару. 

Picture



Экспедиция "Жугулевские горы"

  с вторник, апреля 30, 2013 по суббота, мая 11, 2013
  10 день
  0



На протяженные майские праздники удалось совершить небольшую экспедицию в нетипичном для внедорогов, южном направлении в Самарскую и Волгоградскую области, посетить Жигулевские горы, музей техники в Тольятти, озеро Эльтон в Казахстане и побывать на Мамаевом кургане в день победы.

Общий трек маршрута

Маршрут по жигулевским горам

Страницы

Подписка на RSS - Подготовленные